1. Главная
  2. Блог
  3. Отчеты по рыбалке
  4. Суровое великолепие Карелии

Суровое великолепие Карелии

12 Сентября 2009
60

Автор: Вячеслав Звягинцев ("Охота и рыбалка", январь, 2009 год)


Карелия-рай для натуралиста, человека, стремящегося убежать от шумной суеты городов и предаться на фонах красоты ландшафтов своим древним инстинктам - охоте, рыбалке и собирательству. Край с богатой историей, еще и сегодня напоминающей о себе в сейдах, каменных лабиринтах и наскальных рисунках-петроглифах.

Эти наследия древних цивилизаций эпохи неолита, существовавших более 6 тысяч лет назад, таят в себе нераскрытые послания предков. Быть может нам? В одном уверен - это творение рук людей, вдохновленных природой, как и я влюбленных в эти бескрайние зеленые лесные моря, курчавые сопки, жемчужины красивейших озер, нанизанных на нити норовистых стремительных рек. А как можно не полюбить это суровое великолепие, буйство красок и ароматов, форм и вкусов, которые так расточительно создает природа практически на грани выживания биологических видов.

Эта экспедиция была, как часто бывает, и долгожданной и спонтанной одновременно. Уже много лет вынашиваемой идее мешал реализоваться ряд "взрослых" причин. На приглашения моего давнего университетского друга Светланы- урожденной карелки- приходилось отвечать вежливым отказом. И вдруг в начале августа уже прошлого года все препятствия начали отпадать одно за другим. Меньше двух суток ушло на сборы и подготовку автомобиля. Последнее особо важно-дорога ведь не близкая . Специализированные сайты в "глобальной паутине" проложили два разных маршрута через Новгородскую и Ленинградскую области. Я выбрал первый, т.к. он оказался на 7 км короче. И пожалел! Хлебануть одной из российских бед пришлось сполна. Правда, на обратном пути мои сожаления развеял второй маршрут-качество дорог примерно одинаковое. Но обо всем по порядку.

Выехал один, наивно планируя добраться до места дислокации за сутки. Привычные белорусские дороги закончились таможней, с нудным заполнением бумажек, страховкой и дорожными сборами. Привет ,Россия ! Дизилек исправно наматывал километры на спидометре, а перед глазами проносились страницы из учебника истории, ассоциативно вызываемые дорожными знаками. Псков, Великий Новгород, Волхов, Ладога, Петрозаводск:. За каждым географическим названием стоят уже покрытые налетом романтики крупные сражения и мелкие междоусобицы, великие князья и дерзкие самозванцы, подвиги созидания и разрушительные войны. А еще поражало обилие православных храмов. Их блестящие купола не ускользают даже от беглого взгляда автотуриста. Да , Россия -великая страна. И ее величие кроется, прежде всего, в ее размерах. Громадные пространства, населенные людьми с русским менталитетом...

Бух! Шлеп, шлеп, шлеп: очередная яма в асфальте трассы Петрозаводск-Мурманск оказалась роковой для покрышки заднего колеса где-то по центру Карелии. Привал. Сутки за рулем дали о себе знать, и я заснул, не успев даже застегнуть спальник.

Разбудили лучи восходящего солнца. Период белых ночей уже прошел, но продолжительность темного времени суток в середине августа всего около двух часов. Нехитрые манипуляции по замене колеса- и снова в дорогу. На пути все чаще стали попадаться речушки и все реже населенные пункты. Пейзаж за окном- типичные хвойно - таежные леса, местами сменяющимися верховыми болотами. В редких оазисах для автомобиля очереди на шиномонтаж. Похожий на пирата хозяин одного из них, сорвавший , кстати, приличную сумму за ремонт колеса, практически в шутку заявил, что приплачивает дорожникам за "хорошие" ямки.

Не доезжая примерно 100 км до полярного круга, съезжаю с трассы на поселок, до конечной точки путешествия всего 120 км. Равнинный рельеф на севере Карелии сменяется сопками и частыми выходами горных пород. Реки и озера становятся прозрачнее.

Первым водоемом с видимостью, достаточной для ныряния, оказалась река Кереть, скорее являющаяся протокой между крупными озерами. Вскальзываю в гидрокостюм прямо на обочине. Таежная артерия встретила прохладными объятьями. От прозрачности захватывает дух. Вода имеет красноватый оттенок, скрадывающий реальную видимость при взгляде с поверхности. Под сваями моста приличные глубины и множество хороших укрытий. Нутром чую крупного налима и окуня, но вижу лишь стайки изящной плотвы. Да, пожалуй , таких худющих плоток у нас я не встречал. Видимо, чтобы выжить в этих суровых условиях, нужна хорошая "спортивная" форма. Хищник проявился на отмели в виде налима размером с крупную пиявку. Ну это же разведка. Все еще впереди! Не переодеваясь, прыгаю в автомобиль, предварительно застелив сиденье полиэтиленом, и продолжаю движение. Небольшие лесные озера - ламбушки ,- то и дело встречающиеся вдоль дороги, отличались водой цвета крепкой заварки. Вспоминая рассказы туристов - спиннингистов , о мерных окунях и щуках, садящихся в таких озерцах по трое на воблер за одну проводку, нервно поправляю гидрокостюм и продолжаю движение. Благо карту северной части Карелии географы этак процентов на 30 окрасили синим, значит, есть, где разгуляться и не избалованному хорошей прозрачностью белорусскому подвоху.

Дорога все интересней. Местами из нее вырастают камни, местами приходиться форсировать ручьи по деревянным настилам. Средняя скорость составляет 40-50 км в час. За поселком Софпорог дорога пересекает широкую протоку - Софьянгу, соединяющую два громадных озера Пяоярви и Топоярви. Скалистые берега отвесно падают в кристальную чистую воду, намекая на приличную глубину. Поперечный профиль протоки с постоянными глубинами 6-8 метров. Между железнодорожным и автомобильными мостами, дно завалено следами человеческой деятельности, по-видимому, еще со времен советского "изобилия". Повсеместно встречались различные механизмы, тросы, лебедки, электрооборудование, части старого деревянного моста, детали лодочных моторов и сами лодки. При видимости около 5 м эти обломки производили удручающее впечатление.

Однако природа быстро возвращает свои позиции. Ржавеющий мусор становится домом для многих водных организмов. В образующих нишах часто натыкался на небольших налимчиков, стремящихся при моем появлении прикинуться элементами ландшафта. Стремниной поодиночке либо редкими стайками пролетали цветастые детеныши форели. В придонных затишках кружились стаи крупных горбылей..При моем приближении полосатый отряд чинно передвигался за следующее укрытие ,оставаясь на виду, но выдерживая приличную дистанцию. Пневматическое ружье со средней рукояткой, снаряженное трезубцем, казалось в таких условиях просто игрушкой. Эх, арбалет бы! Однако времени на смену оружия не оставалось, меня уже ждут. Последние 20 км да поселка Пяозерский особенно сложны:

Теплая встреча с друзьями, костер на берегу красивейшей ламбушки, затаенной среди чистых сосновых боров, дегустация белорусского пива, обмен житейской информацией и планы подводного покорения севера. Семья Светланы-милые гостеприимные люди, одни из немногих носителей карельского языка и культуры .Помимо прочего, представители семейства занимаются турбизнесом с ориентацией на рыбаков и охотников. Они содержат на диких лесных островах озер Пяоярви и Топоярви деревянные домики, выстроенные в традиционном карельском стиле с непременной баней и всем необходимым для активного отдыха. Между заездами туристических групп освободился один из домиков на архипелаге Козлинных островов, и мы решили выехать туда на несколько дней небольшой компанией.

Утром загружаем моторы, снасти, провиант, людей, собаку Чаппи и ударяем 30- километровым автопробегом в сторону ближайшей пристани. Дорога петляет по тайге, огибая сопки. Скорость движения кортежа позволяет детально любоваться пейзажами. Поражает обилие грибов. Крепкие подосиновики и маслята растут из гравия прямо на обочине. От уреза дороги, под пологом леса ,начинается ягодное изобилие, характерное для этого времени года. Черные россыпи вероники и крупной, размером с нашу вишню, черники, перемежаются с полянами, раскрашенными яркими гроздьями и других неизвестных мне ягод. На сфагновых западинках блестят спелые, янтарные плоды таинственно -манящей морошки. Уж сколько довелось слышать восхищенных речей гурманов про это сокровище таежных лесов, но видеть довелось впервые. И не только видеть!

Пристанью оказался залив озера с подъездным берегом. Волны накатывались на узкий песчаный пляж, подбираясь к корням как бы сбегающих в воду сосен. Между деревьями ,прямо на песке, лежало с десяток алюминиевых "Казанок",сделанных еще в СССР . Две из них наши. Зная, что уезжаем на несколько дней, мы без волнения оставили авто прямо в лесу, причем одна из машин даже не закрывалась ( этакий пример таежного коммунизма):

Резвые моторы легко выводят груженые лодки на глиссер. Вперед к неизведанному. Только на выходе из залива я смог в полной мере оценить размеры Пяозера. Огромную ложбину, простирающуюся между крупнейшими в Карелии сопками, занимает вытянутый в длину более чем на полсотни километров природный резерват пресной воды. Впрочем природный ли ? Повсеместно торчащие на мелководье сухие стволы деревьев наводили на мысль о повышении уровня воды в недалеком прошлом. Позже выяснилось, что это последствия возведения в 1970-х годах ГЭС на реке Кума, берущей начало в озере. Дамба электростанции подняла уровень воды на 7 метров, увеличив его площадь в 2 раза. Не знаю точно, как это повлияло на богатство ихтиофауны, но, с точки зрения подвоха, много корчей - значит много рыбы!

Остров нашей дислокации (хозяйка еще не определилась с названием) представляет собой каменисто- песчаную гряду, поросшую сосновым бором. Вытянуто - каплевидная форма острова имела длинный загнутый хвост, образующий уютную бухточку с песчаным пляжем. Пышный ковер вороники, отливая спелыми ягодами ,свисал с подмытых лесистых берегов на отшлифованные волнами камни. На камнях, вдоль кромки воды, словно кости доисторических животных- исполинов, были разбросаны выбеленные солнцем стволы деревьев. У основания капли, за молодыми соснами, просматривались свежесрубленные срубы домика и баньки. В общем, после беглого осмотра острова, я понял, как должен выглядеть рай рыболова, а наличие рыбы здесь уже практически не играет роли. Тем не менее, после разгрузки лодок, компания разбилась по интересам, причем рыбаки и подводные охотники(это крыло представлено мной),не мешкая, выдвинулись на акваторию.

Я бы начал знакомство с Пяозером прямо с острова, но , по старой рыбацкой традиции, решено было выехать на "дальний кордон" Ведомая рукой опытного местного рыбака моторка прорывалась к особо закорчеванному проливу.

Прозрачности воды я не уставал удивляться и радовался ей как ребенок. Это то, чего так не хватает нашим водоемам, что приносит неповторимую красоту, легкость и эстетику в охоту. Корни, пни, стволы вековых сосен создавали на дне картину, напоминающую последствия падения Тунгусского метеорита. Но при видимости более 5 метров это хаотическое нагромождение не казалось опасным для ныряльщика, напротив, манило неизведанностью. Разныриваясь, стал опускаться глубже. Затопленная лесная растительность хорошо сохранилась на глубинах от 3 до 8 метров. Крупные деревья, видимо срезанные льдами, имели вид пней ,доходящих до самой поверхности и представляющих серьезную опасность для лодок. Деревья из нижнего яруса и даже небольшие кустики так и остались на своих местах, образуя обнаженными ветвями подводные чащи и поляны. Каждый нырок создавал иллюзию полета в лесу! Проныривая у дна, часто под поваленными стволами, я любовался солнечными бликами ,играющими в кронах , а там вверху, среди ветвей, словно бабочки порхали стайки мелких рыбех. Товарищи на быстро вернувшейся моторке сообщили, что успели оборвать основной запас воблеров, тем самым дав понять, что судьба рыбной составляющей ужина в моих руках. Так что надо искать рыбу!

При встрече со стайками мелкой корюшки залегаю на дне или зависаю вполводы в надежде на появление пелагических хищников. Со слов местных, в этих местах полно кумжи, палии и крупного, часто массой больше трешки, "порового" окуня. Корюшка движется медленными потоками серебра, отсутствие паники не предполагает преследования.

С глубин сдвигаюсь ближе к берегу, видимость снижается до 3-4 метров. Стволы поверженных гигантов тайги приобретают все более горизонтальное положение, прижимаясь к каменистым отмелям. Появляются мелкие кустики водорослей, между которыми шныряют упитанные красновато-бронзовые плотвицы. У каждого стада должен быть свой пастух. Так и есть. Впереди, на границе видимости, замечаю медленно движущийся силуэт щуки. Чуть резче, чем требуется, корректирую расположение оружия- и рыба резко срывается с места. Шустрая бестия. Вот тебе и непуганая рыба. Подводные охотники тут невиданная редкость, нет выдры и других крупных рыбоядных. Почему- же щука на 1,5-2 кг так осторожна? Возникшее предположение заставило меня улыбнуться и увеличить мощность зарядки арбалета. Двигаюсь медленно и практически бесшумно. За очередным завалом снова замечаю торпедовидный силуэт. Рыба явно нервничает, чувствуя мое приближение, начинает разворачиваться. Такое расстояние для цели не предел для арбалета. Стреляю через ветки и вижу за ними вспышку единоборства плоти со сталью. Надо отдать должное мощи северных рыб. Обладая более мощной ,развитой мускулатурой, они оказывают гораздо большее сопротивление при вываживании по сравнению с нашими рыбами соизмеримых размеров. Мясо у местной щуки ярко-розовое, почти как у "красной" рыбы, удивительно нежное, сочное и потрясающе вкусное, особенно в копченом виде.

Тот день я посвятил поиску рыб, пугающих 2-х килограммовых щук, но тщетно. Зато экземпляров размеров под двушку видел предостаточно. Все рыбы настороженно держались в завалах на небольшой глубине.

Вечером была шикарная баня с непременной закалкой в озере. Баня у аборигенов- это также естественно, как к примеру, послеобеденный чай у англичан. Каждый вечер мы вдыхали аромат нагретых сосновых досок традиционной карельской бани, дарящей необычайную легкость всему телу. Сон, надо сказать ,после таких спа-процедур был безмятежным, как у младенца. Утром чувствовалось бодрость и прилив сил, которые я целенаправленно использовал на изучение этого прекрасного мира.

 А перепробовать довелось многого. В закоряженных заливах тихими вечерами активно клевала бойкая бронзовобокая плотва и мерные красноперые окуни. Тут главное-с "большой земли" червей захватить. Поклевки жадные. Слова "прикормка" нет в лексиконе местных рыбаков. Их снасть-телескоп, оснащенный леской 0,25-0,30мм с емким крючком и крупным поплавком из цельной винной пробки. Мои изящные оснастки ,после нескольких обрывов ,тоже были заменены на более грубые, что не отразилось на количестве, а главное качестве поклевок.

По утрам на каменистых отмелях островов жировали красавцы хариусы. Два-три муравья на крючке они брали активно как с поверхности, так и в толще воды, резко притапливая поплавок и показывая акробатические кульбиты при вываживании. Жаль, что в арсенале спиннингистов, "заточенном" под троллинг, не нашлось мелких вертушек. Говорят, их жалуют особо крупные экземпляры.

Ну и ,конечно, его величество троллинг- король летних способов рыбалки. Это практически единственный способ поимки, кроме лицензируемой тут ловли сетями, озерной кумжи и палии. Развал крупных рыболовецких артелей в 1990 годах позволил развиться популяциям этих ценных видов рыб до неимоверных размеров. Для успешной рыбалки необходимо лишь знать места концентрации рыбы в определенное время года и при определенных погодных условиях, вычислить глубину нахождения стай.

В конце лета, с уходом рыбы на большие глубины, серьезный троллинг возможен только при наличии даунридеров - устройств, опускающих приманку на определенную глубину.

Теоретически добыть красную рыбу можно и подвоху, но мои попытки охоты из залежки и охоты с приманкой не увенчались успехом. Что ж надо еще поработать над техникой. А в том, что вернусь в Карелию, я не сомневаюсь.

Наверняка я уже утомил даже самого терпеливого читателя столь пространственным повествованием ,но поверьте, лишь отсутствие таланта не позволило мне кратко передать все восхищение самобытными красотами этого края.


Размещение для рыбалки и охоты

Нажмите для звонка
+7-921-4511044